IT в СССР (как убили вычтех, зоопарк)

Можно сказать, что до судьбоносного 1967 года вычтех СССР за [условно] 20 лет добился многого. Прошла пора первых пробных и полуподпольных (Брук отжигал) экспериментов, компьютеры пошли в серию. Даже не так. В СЕРИИ. Бегло осмотрим успехи только лишь «массовых» или значимых выпусков, оставляя за кадром специальные машины. В скобках количество выпущенных ЭВМ до 1967 года. Ну, примерно, т.к. разбивки по годам я не нашёл.
БЭСМ-1 (1), БЭСМ-2 (67), БЭСМ-4 (30), БЭСМ-6 (завершена к 1966 году, до 1987 года выпустили 355), М-20 (20), Днепр (500), Весна (19), Снег (20), Киев (2?), Минск-1 (220), Минск-11 (11), Минск-12 (5), Минск-14 (36), Минск-16 (1), Минск-2 (118), Минск-22/22М (734), Наири (500?), Сетунь (46), Стрела (7), Урал-1 (183), Урал-2 (139), Урал-3 (22), Урал-4 (30). А ещё Мир, Проминь, Раздан, Урал-11. И ещё машинки, но я утомился выписывать.
Считаем. 25+ моделей, 2700+ экземпляров. Штуковины размером от шкафа до опенспейса. От суперкомпьютеров до боевых середняков «обычных» заводов. И это лишь к моменту, когда проблему озвучили с верхов, а ведь каждый год появлялись новые модели в ещё бОльших количествах.

Итак, проблема: они друг с другом не совместимы. Некоторые ламповые, некоторые полупроводниковые. У одних в байте 6 бит, у других 7. Или вот Сетунь вообще троичная ЭВМ. Разная разрядность. И системы команд разные. И периферия. Всё, блин, разное. Промышленность не успевала лицо к ладони прикладывать.
Как, впрочем, и программисты. Ведь для каждой новой модели, у которой что-то было другое, софт приходилось писать заново. Писали его всё ещё в машинных кодах, языки едва начали выходить из стадии домашних заготовок, до Алголов и Фортранов в массах было далеко. Учитывая то, что лишь на ввод программы можно было потратить десятки часов… Ну прекрасно же. Романтика!
Вишенкой на тортик была традиционная беда советской промышленности — качество и количество деталей. В 1952 году попытка заменить немецкие лампы в М-1 на начавшие поступать отечественные пентоды 6X4 завершилась тем, что инженер поехал на завод лично отбирать несколько сотен ламп, уж больно разброс значений был велик (источник у Малиновского в большом тексте, поищите по слову «Светлана»). У военных с их спецприёмкой и цепким взглядом гэбистов на производство ситуация была лучше, но тоже не идеальна. Про опыт машиниста М-50 в 1959..1960 годах можно почитать здесь. По мелькающим в других статьях и мемуарах эпизодам… ну, думаю, автор объективно описал реалии.
Как итог, десятки КБ и заводов, сотни учёных, тысячи инженеров и армия рабочих множили зоопарк ЭВМ с азартом мартовских кроликов, тем самым умножая проблему ежегодно.

Что любопытно, на ЭВМ советская централизация и диктатура дала сбой. Творилась полная анархия, разработчики не знали друг о друге, заказы на заводы пропихивались разными занятными способами (тут помогут первые страницы книги «Так было» Карпиловича), программисты творили софт без единой базы (хотя… ну какое единство при такой «совместимости»?). Как в таких условиях реализовать что-либо плановое — не понять. Могу понять те гордость и спокойствие, с которым конструкторы вместе с историками описывают тот период, но есть нюанс: вспоминают свою работу, свои разработки. Был замечательный коллектив, с энтузиазмом придумали, воплотили, [не] получили премию. Но почти совершенно не упоминают то, с каким трудом это внедрялось, какие плелись интриги, как бригады с заводов мотались месяцами жить у пользователя в машинном зале, чтобы наладить очередное чудо. Боюсь, сгладило бы пастораль, на которой бяками сплошь партия и бюрократы.
Однако, следует признать, что всё-таки отрасль ЭВМ работала. Это сейчас не панибратски похлопывающая по плечу фраза, наоборот. Действительно хорошие архитектуры. Действительно толковое применение и зафиксированные рекорды. БЭСМ-6 няшка. Уралы няшки, Наири няшки. Всё нужное считалось быстро и по делу. Первые там, первые сям.
Но… Давайте на всего одном примере: Сетунь. В вычислительном центре МГУ силами 20 начинающих сотрудников создали ЭВМ. Ну и хорошо, да? Они сделали её троичной. Этому очень умиляются десятилетиями, но для неё надо было написать заново ВЕСЬ софт, у неё была лютая несовместимость вообще со всем. Ну кого из учёных это волновало? Никого. Сетунь начали толкать в серию. При этом Брусенцов отдал Казанскому заводу комплект чертежей, который разрабатывался для завода в Киеве. Казанские смотрели с интересом. Дальше началась эпопея с производством. Никому толком не нужная, никуда не влезающая по общей практике машина, созданная любителями вне системы производства. С грехом пополам выпустили 46 серийных образцов за 5 лет, да и всё. Зачем вообще её было создавать (а не выбить для МГУ имеющиеся варианты)? Зачем настолько выпадающую из ряда машину в серию? Зачем эту серию утвердили (потом опомнились и гасили)? Почему заводчан подключали так поздно? Сколько нужно разработчиков, чтобы поговорить с админом до запуска сервиса?
Так тонко подвожу к выводу, который сделал. Нет, учёные во всех этих историях не жертвы и не непонятые гении. В массе своей (если судить по разработкам) они упорно творили без оглядки на действительные нужды страны. В ущерб разуму, в ущерб стратегии, производству и общему благу пробивались свои архитектуры, но не архитектуры СССР, но Иванова, Петрова, Сидорова и ещё десяти дядь, решивших, что им никто не указ. Умные. Хорошие. Интересные люди. Но без нужного уровня [само]контроля. И укажу явно: были бюджеты, были заказы, всё было. Там, где не было, вина руководителя, который вне мейнстрима по собственной инициативе клепал. Но и после такого изделия пускались в серию, а коллективы получали не по рукам, но по конверту. В общем, гуляй, пока играет музыка.

Продолжение следует.

Добавить комментарий