Update спустя полтора месяца: многие приходят в это эссе через прокси внешнего мнения вроде «Наткнулся на очередной наброс на тему дутой элитарности программистов. По факту, чувак с “двадцатилетним опытом” рассказывает, какие сегодняшние программисты лохи с его точки зрения (не то, что он сам, с двадцатилетним опытом-то)». Чуваки. Я уже убедился, что примерно 1/8 читателей таки может прочитать в моём тексте то, что в нём написано. В общем, мне этого достаточно, чтобы посчитать цель достигнутой. Если же вам кажется, что написано примерно то, что в цитате выше, вы не вошли в эту 1/8 и прочли что-то своё, не трудитесь делиться со мною реакцией, пожалуйста. Чуваки, решившие «не то, что он сам, с двадцатилетним опытом-то», вообще половину букв не смогли тут, мне думается, но до чего ж вас много-то, а. Хочется вам на форумах обсасывать, помидорить, в подкастах ёрничать, в Твиттере изумляться и страдать — да и фиг бы с ним. За мною только не бегайте с драгоценными мнением КГ/АМ, до вас тут уже стадо пробегало с какого-то ресурса.


Когда хочу дёшево аргументировать (вернее, когда не вижу смысла тратить время на верифицируемое со стороны подкрепление утверждений), упоминаю свой рабочий стаж. Типа это, пацаны, почти двадцать лет программистом по трудовой, разве ж скажу фигню? Не ок, согласен, но. Или вот дискутируешь с кем-то, а этот кто-то родился в год, когда я первую зарплату получил. Тоже, знаете, паспорт выпячиваешь, мол, пацан, ну шо ты супротив седой лысины? Сначала скушай столько пюре из баночки, сколько батя скушал, потом лапку задирай. В общем, обычное бум-бум по столу тем, что не контролируешь.

А сейчас упомяну этот стаж вполне всерьёз. Просто потому, что текст ниже максимально субъективный. За эти почти (в мае следующего года уже не почти) 20 лет лишь официальной работы программистом я видел, слушал, читал сотни разработчиков. А ещё короткие соприкосновения в интернете: форумы, чаты, Твиттер. Иными словами, эссе я строю… хотя бы на достаточном (относительно недостаточного) количестве информации, да. Другого основания у меня нет. И аргументов у меня нет. Потому к тухлым яйцам с гнилыми помидорами готов.

Рисуемый далее образ сборный. Всего несколько раз встречал людей, совмещающих в себе едва ли не все упоминаемые черты, но это было прям на краях распределения. Утверждения «программисты носят клетчатые рубашки» следует читать как «автор встретил столько программистов в клетчатых рубашках, что их количество заметно превысило ношение оной модели в других профессиональных группах, при этом встречал и программистов в рубашках иного узора, но их было меньше, да и полное утверждение настолько раздувает текст, что проще назвать всех программистов клетчатыми, чем в каждом абзаце чеканить формулировки, к которым не придолбается свежий выпускник матфака, а он всё-равно к чему-нибудь придолбается, потому и пофиг».

Так вот. Недавно осознал (смирился, принял), что программисты — обычные головой люди, их элитарность самодутая и не стоит ни гроша. Не самое приятное, что входило мне в мозг, признаюсь. Но и закрывать глаза уже не получается.


Во-первых, программисты не инженеры. Раньше были, а всё. В массе своей это ремесленники уровня ПТУ. Наука не нужна, теория не нужна, культура не нужна, знания не нужны, нужно давать софтовые надои. Потому типичный средний программист дёргает корову за вымя, не особо желая разбираться в том, что именно и зачем он делает. Делает то, за что платят. Таксист в двигателях больше понимает, чем программист в компьютерах. Ну да, где-то там под крышкой процессор. И материнская плата. Штука, на которой процессор. По факту программист понятия не имеет, как всё это работает и от продавщицы Любы в ларьке отличается только тем, что Люба внутри ларька, а программист снаружи.

Во-вторых, программисты не учёные. Сосед Вася, может, и будет считать Петю в футболке «Е равно ЭмСиКвадрат» знатным ботаном с докторской степенью, но Петя ни фига не расскажет, почему квадрат, а не куб. Просто футболка прикольная, в «Теории большого взрыва» была. А так-то Петя тот же Олег из Кукуевки, только по верхам нахватался из ленты соцсеточек. И при работе с чем-либо опирается вовсе не на достижения научного метода последних ста лет, прямо скажем. Вне вымени Петя не знает ничего. Даже не запоминает. B-tree? Што? Мне это не надо.

В-третьих, программисты не работники. Рабочий день или рабочий режим — это вот не про Васю. Ну т.е. планета умеет с А утра до Бэ вечера головой думать и руками делать, а Васе для прикручивания кнопочки к верёвочке требуется нечто особое. Почитать новости. Полистать ленту. Обсудить осадок чая и ситуацию в Камбодже (о которой Вася только вчера из новостей прочёл два абзаца). Надо настроиться… Посмотреть в потолок… Возможно, почитать документацию (шутка, кто ж её читает, это же программисты). Опаньки, обед. Покушать. Разморило-то как… Где тикет? А вы читали, что вводят где-то 4-дневную рабочую неделю? И вообще хочу из дома работать, у меня там котик! Короче, работа — это не про программистов.

В-четвёртых, программисты неженки. Посмотрите на офисы топовых известных компаний, это ж детские сады. Зайка не сможет забить гвоздик, если над зайкой не будет стоять гурия с опахалом, за углом не будет велосипедика, а яблочки будут порезаны поперёк, а не вдоль. Т.е., блин, чуваки мирового уровня собирали из говна и палок первые компьютеры и софт следующих поколений в подвалах, а Серёже пальчиком тяжело шевелить, если на кофепоинте не десять сортов бесплатного печенья. И ладно бы гравицапу творил, так нет же, чинит свою же опечатку после опечатки, которую на прошлой неделе сделал в интересах исправления предыдущей опечатки.

В-пятых, программисты инфантильные. Тут это означает, что они понятия не имеют, как им справляться с собственной долбанутостью, не научились. Любая проблема, любая сложность, любое несовпадение реальности с внутренним миром Игоря — всё, мы все умрём. Апатия. Выгорание. Меланхолия. ДЕПРЕССИЯ. Блин, ясен пень, у тебя будет депрессия в предощущении того, как надерут жопу за десятки открытых тикетов, которые ты не сделал, ибо набирал мотивацию просмотром роликов, прослушиванием музыки и беседами о роли Путина в квантовой генетике Навального. Но нет, это не Игорь фигнёй страдал вместо написания тестов, это злые все обижали дражайший внутренний мир подростка с метрикой взрослого. Соответственно, токмо попробуй Игорю микрон критики в плечико вонзить… Страдания Вертера покажутся развесёлой комедией.

В-шестых, у программистов нулевая базовая литературная культура. Если пройдётесь по деревенскому рынку с опросом «читали ли вы Борхеса», результат будет тот же, что среди программистов. Разница лишь в том, что Нариман (вкусный абрикос! сладкий дыня!) может и устыдиться своего аборхесианства, зато программист Игнат с пеной на губах вам час будет плешь гладить обоснованием того, почему он не читает вообще, не читает книги, не читал Борхеса, почему культуры нет в принципе, человек современный вне культуры и т.д. Как вариант, ответно атакует глубоким знанием аниме и «Ричарда длинные грабли». Ну типа тоже культура. Великая японская. Ну и что, что не Кобо Абэ?

В-седьмых, программисты дремучи вне своей узкой сферы деятельности. Посмотрите в глаза Феди. Мудрость. Прищур. Всё понимающая роговица. На деле же Федя не знает ни.че.го. Биология. Химия. География. Литература. История (о, тут Федя скажет, что его обманули все историки, но не сможет назвать цвет обложки хоть одного исследования). Экономика. Физика. Социология. Ни. Че. Го. Я знал чуваков, что не могли указать, где у них печень, слева или справа. Просто не знали.

В-восьмых, отечественные программисты любят спорить. И ладно бы. Но предыдущий пункт же. Пример типичного спора: час бодаться про законодательство России, ни разу за жизнь не открыв УК. Википедия листается тут же по ходу обсуждения. Но мнение имеют. Уверенное такое мнение, увесистое. Вместо законодательства может быть хоть климат Венеры (Илья читал в детстве книгу про Венеру, потому невдолбический специалист), хоть сорта огурцов средней полосы (Павел помогал бабушке кушать огурчики, потому агроном).

В-девятых, программисты ощущают (и ведут) себя уникальными. Фиг с тем, что каждый год их миллионы. Но блин, овердофига специальностей, в которых извилины морщит так, что наш Стёпа помрёт на третий день. Более того, множество людей ещё и под стрессом ответственности за реальный мир морщатся, пока Стёпа оперирует виртуальными ценностями в песочнице. Бжчки, да сейчас софт даже дети пишут, выкладывают в магазины и этот софт покупается. А тот софт, что действительно крутой (ну-ка, моделирование нагрузки на конструкцию корабля в боковую качку), для Стёпы так же далёк, как Пугачёва во внучках.

В-десятых, программисты не читают. Типичный Алёша при задаче «сделать XYZ» пойдёт делать XYZ. Не хотя бы листать мануал. Не вникать в документацию. Что-нибудь нагуглит, как-нибудь сделает. Только если с десятого раза не заработает, нехотя подползёт к литературе и вытащит самую тоненькую книжечку, вдруг в ней ответы на главные вопросы. Лучше, чтобы один. На одну страничку. В 140 символов, как раньше было. Если тысячу лет протяну, всю тысячу лет буду помнить эпичный случай с человеком, писавшим софт 5+ лет. Человек очень плохо сделал генерацию уникального ID. Прям вот совсем на отвали. Я минут 15 объяснял, почему плохо и как надо, тут же пару раз сказал не использовать функцию id() у Python. Объяснил. Через час смотрю pull request. Там id(). На реактивной попотяге выясняю, что человек меня выслушал, открыл документацию к id(), прочёл первое предложение (“Return the “identity” of an object”) и решил, что норм. Первое. Одно. Он открыл документацию, прочёл шесть слов и закрыл документацию, не добравшись до следующих слов. 5+ лет разработки. Я плакал злыми слезами в углу. Совет RTFM придумали не химики и это не просто так. В детском саду детям больше текста читают, чем программист по специальности.

В-одиннадцатых, у программистов нет ответственности. Вот совсем. Ронять тесты, сервера, Боинги, Луну — задорно и молодёжно. Ежели слишком уж зарвался, всегда можно удрать на другую работу, в резюме же не пишут ДЕТАЛИ, а увольняют нынче красиво, без статьи. Лишь бы ушёл. Антону поди поясни, что такое ошибка, почему это плохо, зачем быть так, чтобы ошибок не было. Ну и что, что всё упало? Ну и что, что у клиентов убытки? Ну и что, что работодателю убытки? Ну и что, что коллеги через год застрелятся? Ну и что, что не по плану? Ну и что, что обещал? И вообще, я устал, у меня апатия, а вон там печеньки дают, я туда пошёл.


Единственная причина, по которой все эти слои всплыли и программисты как-то выделяются на фоне — мы живём в эпоху информатики и человечество пока не нагнало миллиарды выпускников ПТУ на новые станки. Первые операторы первых ткацких станков тоже были «элитой». Несколько десятилетий спустя превратились в обычнейшую профессию. Так и сейчас. Компьютеров и задач гораздо больше, чем людей, потому рынок поступает прямолинейно — рост условий работы (деньги, соцпакет, велосипедик за углом). Всё это в сумме даёт программистам ложное ощущение, что они важнее, лучше, умнее. Ну… Нет, ребята. Фигня в том, что компьютеров десять, а вас пятеро. И хвалить с поцелуями вас будут даже в случае, если IQ будет ниже планки армии США (81).

И мне чертовски любопытно дожить до эпохи десяти компьютеров на двадцать ребят. Уверен, будет весело.

PS. Читатель! Ты не такой! Ты трудолюбивый умница без снаряда в психике! Твоим воспитанием занимались не Наруто с кем-нибудь ещё крупноглазым, но Сенека с Вольтером! Всё будет хорошо! Это автор злобная скотина, а ты настоящая элита, правда-правда.

PPS. Не могу не проиллюстрировать вышесказанное прекрасным комментарием, полагаю, программиста. Тут и навык освоения материала до выводов. Тут и строгая логика. Тут и глубокое понимание связи возраста с используемым технологическим стеком. Тут и проверка сделанных выводов на дополнительном материале, вполне доступном, конечно же. В общем, если эссе нуждалось в картинке, то вот она.

Sapienti sat

PPPS. Тем, кто дочитал до этого блока, забавные числа покажу. Есть книга [Мартин Клеппман. Высоконагруженные приложения. Программирование, масштабирование, поддержка. Питер, 2018]. Действительно хорошая, довольно известная в мире. Я сначала увидел её на чужом мониторе, а потом на радостях купил отечественное издание в бумаге. Так вот у неё первый российский тираж 700 экземпляров. Потом меленькие допечаточки. Так издатели поступают в России с профессиональной литературой, т.к. (сюрприз!) умеющих читать всё меньше. Спустя пару месяцев книги в больших магазинах уже нет. Повторю: 700. На Россию. Книгу, которая вне России bestseller. Второе число: эссе, в котором говорится по сути, что программистам в голову только короткие тексты лезут, что программисты не могут в учёбу, что книги не читаются и вообще готовы фигнёй страдать, лишь бы не работать — подбирается к 7000 прочтений. В десять раз больше. По данным Роскомстата в 2016 году в IT было 440К+ человек. Пусть [с потолка] программистов 10%. Пусть из них половина бекендеры. 22К человек. И тираж в 700 экземпляров. Может, вы, на самом деле крутые перцы, сплошь PDF’ку купили или с торрентов скачали? Хорошо. А почему в англоязычных интернетах программисты эту книгу на форумах обсуждают, в блогах упоминают, друганам советуют, а в нашем сегменте болота тишина? Sapienti sat, не?