Вы не выгораете

Надоело из каждого угла слышать про «выгорание» (а в этом эссе раз сто упомянётся). Ах, Петров выгорел. Ой, посмотрите, Иванов выгорает. Умирающими лебедями усеян Twitter, сплошь выгорели. Что характерно, очень часто одним нытьём всё и ограничивается. Выгорал человек, выгорал, ну и продолжает. Только ноет более тоскливо и чаще.
Всякий раз, когда полемизирую с любителями этого самого, слышу «ну вот ты не подвержен, а другие подвержены, тебе не понять». Окститесь. Вот даже обидно стало, все выгорают и я тоже немножко! Только [уже] не называю происходящее моднявым словом, которое словно точку ставит. Типа вот у меня диагноз, а таблетками не кормят. Пойду лягушат поем на болоте.
Так вот. Вы (разработчики) не выгораете. В 1974 году Фрейденбергер описал, остальные продолжили и расширили несколько иные условия труда, провоцирующие выгорание. Постоянный стресс (полицейский участок). Постоянная вынужденная переработка в условиях стресса (медперсонал). Постоянная работа с массой разных людей (продавцы или вот блоггеры, которые сейчас с топа ввергаются в депрессии). Иными словами, если бы Фрейденбергер наблюдал не работу волонтёров в бесплатной клинике для наркозависимых, но разработчиков, такого клёвого термина могло и не быть. Затем народ вошёл во вкус. Оказывается, выгорают не только профессиональные работники с людьми, но и те, у кого затягивающий поток страданий и эмоций перед глазами гораздо меньше. Ещё интереснее стало, когда в список выгорающих добавили и тех, кто вообще с людьми не работает. Кратко про «академическое» толкование выгорания можно почитать вот тут (en, PDF) или вот тут (ru, PDF). Последний текст занятен тем, что показывает всю спорность, недоказанность и обсуждаемость даже не термина, но и явления.

На самом деле (ну конечно же) в подавляющем большинстве (для альтернативных: «подавляющее большинство» не равно «все») известных мне лично персонально перед глазами случаев (включая меня самого) никакого нафиг выгорания не было. Было накопление недовольства собою и окружающим миром по разным лежащим на поверхности причинам. Просто… ну разве круто следить за своей головой? Анализировать происходящее? Принимать меры? Не круто. Это ж надо жопу от кресла оторвать и что-то в жизни изменить. Пусть даже люди между собою давно обсудили и озвучили. Итак, что могут озвучить Петровы и Ивановы, наблюдающие за разработчиком Сидоровым, который твердит, что ему не интересна работа, что у него апатия, что он не высыпается, хоть и много спит (что любопытно, т.к. у синдрома выгорания нарушение сна — это «трудности засыпания и ранние пробуждения»), дико утомился и ваще вот это самое?
В-нулевых, не в сказку попал. Это вот когда разница между воображаемым и фактическим настолько велика, что происходит ломка картины мира, из которой (ломки) можно нырнуть глубже. Мол, оказывается, всё плохо, мы все умрём, мы уже умираем, ааа. Кажется, первая причина первого «выгорания» у молодняка. Художественно говоря, в голове были смузи, хакинг и движуха, а оказалось, что надо восемь часов сидеть в опенспейсе и молотить тикеты от бухгалтерии. Да ещё группенфюрер на голову критикой капает. Ещё и приложение постоянно падает, за что тоже не хвалят. Внезапно надо РАБОТАТЬ. И платят почему-то не миллион, но 47 тысяч 521 рубль после налогов. Ну… Да, не сказка. Переживите.
Во-первых, постоянный тлеющий конфликт с руководством. Фактически стресс, влияющий как на ежедневную работу, так и на далекоидущее вроде квартальных премий и перспектив интересной работы. Приятного мало, но если у вас нет возможности минимизировать контакт с мудаком (не исключаем, конечно, вариант, что мудак не руководитель), либо меняйте работу, либо начните получать удовольствие от того, как закаляется сталь. Это далеко не последний кадр в жизни, надо учиться работать и в таких условиях.
Во-вторых, несоразмерность выполняемой работы и оплаты оной. До банального: рыночная стоимость Пупкина 100К рублей, а ему платят 50К рублей. Или нанимали разработчиком, а возят воду ещё и как на админе с менеджером в одной упряжке. Или вот совершенно просто и прямо хочется больше денег, а не дают. А за углом дают больше. Точить мысли о бабле будут постоянно, пока не доползёте до удовлетворяющей суммы. Тут вилочка. Если вы клёвый чувак, а вас не ценят, увольняйтесь туда, где оценят по достоинству. Если не очень клёвый чувак, просто деньги нравятся, либо доучитесь до клёвости, либо займитесь более денежным занятием.
В-третьих, скучная рутина. Приходит человек. Год-два работает. Бац, ВЫГОРЕЛ. Что забавно, в ряде случаев «выгорел» в очень комфортных условиях с печеньками под боком, соцпакетом, офисом класса ААААААА!1 и прочими плюшками. Тут такое. Недавно хорошо в Тви заметили в ленте, что в какой-то момент всем стали впаривать нелепое «работа должна быть любимая и интересная», от чего отношение к будням у людей пошло по лопате. Не должна. И не будет. Работа, которая нравится день за днём, дарится за восемь хорошо прожитых ранее жизней. Вы можете выращивать фиалки в голове и всю жизнь страдать. А можете чётко разделить работу (то, за что платят деньги) и симпатичные вам занятия (которыми можно бесплатно или умеренно оплачиваемо заниматься вне работы). Можете частично автоматизировать рутину, если руки из нужного места. Можете стараться выполнять задачи лучше (клёвые дворники из листьев фигуры сметают, а вам чего не хватает?). Вообще до фига чего можете в борьбе с рутиной. Но самый толковый и работающий путь — поднимать skill до уровня, когда рутина высококлассно делается на автомате, психика не страдает, а дома вы умильно причёсываете волосики дорогущим куклам, купленным на большую зарплату за рутину. А, ну и да, вы можете придумать гениальный стартап по душе, за год без надрыва заработать лям баксов и жить иначе. Тоже клёвый вариант.
В-четвёртых, реал заедает. С этим пунктом я воевал много-много лет (мол, да фигня), пока не торкнуло. Если боец угасает в офисе, надо понять, что у него творится вне офиса. И если вне офиса нет жилья, мама болеет, до работы ехать три часа, ипотека на сорок лет, в соседях цыганский табор на два этажа и вообще вместо сердца дешёвый протез… Короче, тут важно сразу разделить работу и внерабочее как источник тлена. Фигово, конечно, когда оно вот так. Тут единственное, шо можно сделать, так войти в положение.
В-пятых, планка компетенции. Бывает так, что вы занимаетесь работой, которая требует более крепкого специалиста. Соответственно, у вас ничего не получается. А среднеразумному человеку (так я исключаю из эссе Дайсона, который сначала сделал 5126 неудачных пылесосов) для комфорта головы важно, чтобы у него получалось. Ну… Не беритесь за то, что делаете фигово (верстающий бекендер). Не соглашайтесь на неподъёмные задачи (тем более, иногда так могут подставлять). А если смело (глупо) берётесь, накачивайте skill.
В-шестых, переработка. Чуваки и чувихи, если вы работаете семь дней в неделю по десять часов (великие кранчи, кранчи, кранчи геймдева, ага), у вас наступает физическое и психическое истощение. Это только в сказке Конан-варвар без отдыха вращает колесо, потом фигак! и превращается в Шварценеггера. В реальности от такой работы до 30 не доживали (у Дробывшевского есть чудесная лекция про античные галеры). Мораль: не надо работать до износа, если жизнь не приставила биту к затылку. Я пробовал, это возможно, даже несколько лет подряд, но без явно прописанной самоцели у вас быстро закончатся силы, после чего «выгорание».
В-седьмых, натура такая. Есть люди, для которых ныть норма. Он уже родился нытиком. Всё не так. Всё плохо. Даже если десантировать чувака в рай, чувак будет ныть, что не тот парашют был, у ангелов крылья обтрепались, еда не веганская, плотность облака не отвечает представлениям чувака об облаках. День за днём. Ему так комфортно. Потому ничего не надо делать. Пусть дальше живёт как жил. Десять работ сменит, на каждой будет ту же пластинку крутить, слегка меняя наклон иглы.

Т.е. вот что важно понять — словом «выгорание» часто накрывается вполне конкретный комплекс причин, каждую из которых можно забороть. Но если вот так накрывать, то забарывание отменяется, требуется пледик, лавандовый раф и сочувственное «ну сходи на год в отпуск, ты же выгорел, я вижу» от лида, ибо выгорание — штука экзистенциальная шо тот парижский сплин, который не залить никаким абсентом. Примерно так же выглядел бы человек, которому на ногу надели гирю, а он на Солнце пеняет, мол, магнитные бури, ходить тяжко.
Я уже писал и говорил: вы не раб, а работодатель не рабовладелец. Если вам не нравится работа, вполне вероятно, работодателю не нравится и то, как вы её выполняете. Петрову не в кайф давить из себя строчки кода, Сидорову не в кайф еженедельно давить из Петрова строчки кода. Хочешь больше денег? Оцени себя объективно, сходи на собеседования, получи офферы, предъяви руководству, увольняйся. В реале всё фигово? Объясни руководству, договорись об условиях (очень часто реально можно договориться, зверей в индустрии не так много), разруливай реал. Рутина? Увольняйся или учись делать работу профессионально. Конфликты? Увольняйся или найди причину конфликта (и увольняйся, убедившись, что ты не мудак). Не тянешь задачи? Учись или увольняйся в место полегче. Постоянная переработка? Выясни, зачем это лично тебе. Тебе не надо? Увольняйся. Не хочешь увольняться? Попробуй изменить условия на работе (от внедрения процессов до курсов поглаживания сотрудников лидами).
Только не выгорайте, умоляю. Вам просто не нравится эта конкретная работа. Не нравится конкретный человек. Не нравятся конкретные задачи. Не нравятся вот эти деньги (вон те прикольнее). Возможно, вы настолько ленивы и глупы, что конкретно сами себе не нравитесь. И всё это ни разу не выгорание. Потому фигу, а не пледик.

Вы не выгораете: 4 комментария

  1. Ты не прав. Знавал я одного хорошего парня, который выгорел. Реально талантливый человек, мне до него как до Китая в догги-стайле. Я вот и сам на пределе. Конечно, я буду в правку CV и интервью, но мне реально сложно найти работу (специфика такая). Я не ною, конечно. Но и радости на лице нет.

  2. Ух!

    Заметка — типичное когнитивное искажение. Ровно как и то, с чем сталкивается человек, который говорит, что выгорел. Вопрос лишь о понятиях.

    Сталкивался с такими ситуациями, которые приводили к полному или частичному выгоранию:

    — Человек на невероятно включен в работу, любит ее и верит в то, что делает, но получает на работе колоссальный объем сопротивления и негатива, что приводит в дальнейшем к полной смене обстановки и вида деятельности
    — Человек вкладывает себя в другого человека, но не получает внимания и любви, что выгорает и уходят годы жизни на то, чтоб вернуть чувство и это состояние.

    Ну и все такое прочее.

    О чем это говорит? О том, что выгорание, вне всяких сомнений, существуют и являются проблемой. Плюсом — довольно глупо называть людей в таких ситуациях нытиками и маркировать как каких-то маргиналов. Скорее это говорит о вашей неопытности в целом.

    В последнем абзаце вы как бы удивляетесь тому, почему же люди не делают дела и не принимают решения с первого раза, если все так очевидно. На эти вопросы отвечает целая область знания — психология.

Добавить комментарий